Геймер

Боливия. Долгая дорога в Уюни

И так продолжаем путешествовать с Александром aka siniy_begemot по Боливии.
Вокзал Туписы. Поезда нам ждать еще несколько часов, темно, на улице дикий холод. Пассажиры мерзнут на ледяных скамейках. Когда начинает всходить солнце, у меня появляется странное ощущение – мне не с чем сравнить окружающую меня действительность. Холодно на улице как в Москве зимой, не минус 30 конечно, но похоже на минус 5 или даже минус 10. Ветра нет вообще, иначе мы бы совсем околели. Но на московскую зиму совсем не похоже. На улице ни снежинки. Жухлая трава, но нет инея – поэтому и не поздняя осень. Солнце восходит совсем не так, как это происходит у нас зимой, когда оно лишь легонько чиркнув по холодному высокому небу вновь скрывается за горизонтом. И, что пожалуй, главное, очень сухой воздух. Такого не бывает ни осенью, ни ранней весной.

1 Живописный ландшафт по дороге в Тупису
1. Живописный ландшафт по дороге в Тупису


Мы сидим на вокзале вне времени года и ждем, когда же станет теплее, но не выдерживаем и решаем не ждать поезда, а попытаться добраться до Уюни на машине. Пара водителей, которые дежурят рядом с вокзалом, просят с нас 200 долларов за то, чтобы довести нас до Уюни. Ну и аппетиты. На вокзале еще несколько студентов-туристов, по виду из Европы. Они хорошо говорят по-английски, но взять машину в складчину отказываются – дорого.

2 На дороге потряхивает
2. На дороге потряхивает

Через полчаса, заметив какое-то движение, Хорхе вновь уходит на поиски и возвращается с хорошими новостями: минут через десять идет машина в Аточу, а уже оттуда можно добраться до Уюни. Цена вопроса всего 40 боливиано с человека. Мы торопимся занять места, но это не очень помогает, желающих много и пассажиры набиваются в салон старого американского внедорожника как селедки в бочку.

Деревянные скамейки расположены по обе стороны машины, между ними довольно широкий проход. Две пожилые индианки первыми с трудом забираются внутрь через заднюю дверь и сначала занимают чуть ли не полсалона. Но потом их сдвигают все дальше и дальше к водителю, отделенному от пассажиров перегородкой и, в конце концов вдавливают в нее. Здесь и парнишка лет 12-ти, дедушка лет 70-ти и молодая семья с пятью детьми, двоих из которых усаживают на пол между сиденьями, а самого младшего брата берет на руки старшая сестра, которой на вид лет 8-9. Эта семья аймара и Хорхе, пожалуй впервые за поездку встретив соплеменников, с удовольствием общается с ними, в перерывах рассказывая мне о том, какие это хорошие люди. Понятное дело, они такие хорошие потому, что они аймара.

Утрамбовали нас так, что не пошевелить ни рукой, ни ногой. В проходе дети, справа Хорхе, слева 12-летний парнишка, в руках рюкзачок, в котором у меня ноутбук и бутылка воды. Весь остальной багаж на крыше. Только сев в машину я понимаю, что не сделал в Туписе ни одной фотографии, так было холодно.

Примерно через час среднюю дочь новых друзей Хорхе начинает тошнить. Это отвлекает остальных пассажиров от тряской дороги. Хорхе достает из кармана взятый в отеле рулон туалетной бумаги и передает родителям девочки. Потом общий совет решает, что в машине слишком жарко и душно и нужно открыть окно, чтобы ребенку было чем дышать. Воздух в машине нагрелся в лучах восходящего солнца, но снаружи по-прежнему очень холодно. В салон врывается ледяной воздух и через пару минут окно приходится закрыть.
Наконец, примерно через 4,5 часа мы приезжаем в Аточу.

3 Аточа
3. Аточа
4 Лепят из того, что есть. Таких памятников в Боливии много
4. Лепят из того, что есть. Таких памятников в Боливии много

Это шахтерский поселок и железнодорожная станция. Теперь уже не очень важно, ехать на поезде или на машине. Кроме того, в поезд можно и не сесть на этой промежуточной станции, поэтому Хорхе идет искать машину договорившись с отцом семейства аймара что мы поедем вместе. Вскоре выясняется, что машины нет, но есть автобус, который отправляется в Уюни через пару часов.

5 Остались от козлика ... только рожки
5. Остались от козлика ... только рожки

Пока же я брожу по Аточе, бросив багаж у какой-то лавки. На местном рынке покупаю мандарины и какие-то фрукты, внешне похожие на засохшие мандарины с красной коркой, а внутри напоминающие белые, недозрелые гранаты. Сначала у меня даже возникло ощущение, что они испортились, но Хорхе сказал, что так и должно быть, что и подтвердил отменный вкус гренадиллы. Она богата витамином С и микроэлементами. Понятно, что в Аточе нет своих фруктов и овощей, но скорее всего, они выращены внутри страны.

Хорхе говорит, что шахтеры богатый народ и показывает мне на 20-30-летние джипы, которые стоят у местного автовокзала. Он говорит, что почти у каждого шахтера есть джип, это главный показатель благосостояния. Жители Ла-Паса, в большинстве своем, не могут купить себе даже старую японскую праворульку. Впрочем, профильный ресторан «El Minero» свидетельствует о том, что по крайней мере в еде шахтеры не прихотливы. Хорхе обедает, я ограничиваюсь мандаринами и гренадиллами.

6 Дорога
6. Дорога
7 Вид из шахтерского поселка
7. Вид из шахтерского поселка

Наконец приходит наш автобус. Мы забираем рюкзаки и сумки, укладываем их в багажное отделение и садимся в салон. Но вскоре выясняется, что этот автобус в Уюни не пойдет и нам нужно пересесть в другой. Начинается чехарда, мы садимся в новый автобус и тут выясняется, что часть мест заняли безбилетники, на другие проданы по два билета. Спор между пассажирами удается разрешить только после того, как появляется местный полицейский, по виду похожий на шерифа из американского фильма. Когда он начинает говорить все затихают, потом те, на кого он показывает пальцем, покидают салон. Вскоре автобус, напоминающий наш старый ПАЗик, трогается и мы без каких-либо приключений еще засветло приезжаем в Уюни. Вместе с нами прибывает на вокзал поезд из Туписы, так что мы ничего не проиграли, но приобрели массу новых ощущений.

До захода солнца нужно найти «Андреа Турс», которой для поездок по соляным озерам пользуется большинство туристов из России. Поэтому отель долго не выбираем, снимаем номер в «Julia Hotel» за 240 боливиано. Конечно, дорого, но времени выбирать нет. Отель расположен буквально в двух шагах от «Андреа Турс», рядом со свежевыкрашенными паровозиками, из которых сделали памятники. Этим машинам повезло, остальные гниют на кладбище паровозов в километре от Уюни и их постепенно разбирают на металлолом. Бросаем вещи и идем договариваться о завтрашней поездке.

8 Парадный паровоз-везунчик
8. Парадный паровоз-везунчик
9 Этому тоже повезло
9. Этому тоже повезло

В «Андреа Турс» нас встречает Сюзанна. Говорю, что хочу выехать завтра в трехдневный тур по соляным озерам вместе со своим гидом. Сюзанна сначала не понимает, что речь идет о туре только для нас двоих и говорит, что завтра еще есть два места в джипе, который отъезжает в 6 утра. Но групповой тур меня не интересует, стоит ли лететь из другого полушария для того, чтобы промчаться по соляным озерам, не имея возможности остановиться там, где хочешь и посмотреть то, что хочешь. Когда я объясняю Сюзанне, что нам нужен «привадо тур», все становиться проще. Выехать можно тогда, когда мы захотим, цена – 480 долларов за три дня на двоих. Сначала было больше пятисот долларов, но напоминание о том, что я из России позволяет сбросить цену. В нее входит сама поездка, еда и отели. Доплатить приходится только 70 боливиано во второй день пути за въезд в национальный парк. Плачу там только за себя, Хорхе показывает свою карточку гида и его пропускают бесплатно. Надо сказать, что Сюзанна предупреждала о том, что там нужно будет доплатить и даже говорила, что вход в парк будет платным и для Хорхе.

10 Хорошо раньше делали технику, на века
10. Хорошо раньше делали технику, на века
11 Что-то в этом родное и близкое
11. Что-то в этом родное и близкое

Договорившись о туре, идем в забегаловку на соседней улице поесть мяса ламы, приготовленного на гриле. Мы весь день не ели, но мясо приготовлено из рук вон плохо, оно очень жесткое, хотя в этих местах как раз выращивают лам и мясо должно быть свежайшим. К тому же забегаловка безалкогольная, но Хорхе договаривается с официанткой и она приносит нам пару бутылок пива из соседнего магазина.
После ужина, уже затемно возвращаемся в отель, принимаем душ и заваливаемся спать. При этом каждый укрывается тремя одеялами, благо они лежали в шкафу и спускаться к хозяину отеля не пришлось. В номере быстро становиться холодно. Ложась, я надеваю термобелье и шерстяные гетры, но даже несмотря на плотный ужин, всё-равно чувствую себя неуютно. Заснуть помогает прихваченная с собой из Тарихи бутылка хереса. Сплю как убитый, никаких снов, никакого беспокойства.
promo resvon april 26, 2013 21:33 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Формация Бургес-Шейл хранит одно из самых значительных отложений останков ископаемых животных. Группа палеонтологов раскинула лагерь высоко на рыхлом склоне, рядом с богатейшими отложениями окаменелостей. Бургес-Шейл находится на хребте Фоссил, между горами Маунт-филд и Уапта в Британской…