Геймер

Боливия. Кочабамба

И продолжая тему про Боливию siniy_begemot рассказывает про Кочабамбу.

Фото1 У остановки автобусов в Эль-Альто
1. У остановки автобусов в Эль-Альто

Мы с Хорхе договорились встретиться на следующий день в 9 утра. До этого я еще должен зайти в банк и поменять деньги, поскольку долларами можно расплатиться только в больших городах, в деревнях в ходу исключительно боливиано.
Банк Mutual de La Paz должен открыться в 8.15, но остается закрытым до 9-ти. К счастью, на противоположной стороне улицы открывается другой банк, в котором я благополучно меняю деньги. По пути обратно в отель встречаю нарядного Хорхе, в синей ветровке, с рюкзаком, из которого торчит свернутый походный коврик. Он рад тому, что ему не пришлось заходить в отель.


- Понимаешь, мы с тобой договорились в обход фирмы, поэтому у меня могут быть неприятности, если меня заметят в отеле, - говорит Хорхе.
- Нет проблем, Хорхе, знакомая ситуация. Подожди меня здесь, я буду через пять минут.
Я захожу в отель, забираю вещи из номера, сдаю ключи и лишний багаж на хранение до моего возвращения в Ла-Пас, и мы отправляемся на такси на центральный городской автовокзал. Купить билеты не сложно: прямо у дверей пассажиров встречают зазывалы. Билет до Кочабамбы (7 часов в пути) стоит 20 боливиано (70 рублей). Я не знаю, чем объяснялась столь низкая цена, остальные билеты на автобусы в Боливии были существенно дороже. Здесь же, в кассах автовокзала продают марки, которые играют роль транспортного налога, еще пара боливиано. Вроде мелочь, но важная – без этих билетов в автобус не пустят. Рюкзаки сдаем в багаж: порядок как при посадке в самолет, все большие сумки, рюкзаки и коробки должны быть сданы в багажный отсек, взамен выдают билеты, которые нужно предъявить для того, чтобы получить свои вещи обратно.



Автобус останавливается в Эль-Альто, где подбирает новых пассажиров. Во время этой остановки покупаю мандарины, по одному боливиано за две штуки, мандарины большие и сладкие. Салон полупустой, несмотря на предупреждение о предстоящей завтра забастовке водителей. В Эль-Альто стоим около сорока минут, пытаясь подсадить побольше пассажиров. Те, которые уже сидят в салоне, начинают в нетерпении кричать «bamos», правда, без особого успеха.
Автобус трогается только тогда, когда к водителю подходит полицейский и говорит: «-Ну хватит уже здесь стоять, освобождай место».


Фото2 Альтиплано
2. Альтиплано

Большинство дорог в Боливии платные, на одну из них мы вскоре и выезжаем. Пейзаж после выезда из Эль-Альто довольно скучный. Кирпичные лачуги разбросаны по безжизненному высокогорью. То тут, то там пасутся коровы, овцы и ламы. Ближе к жилью поиском пропитания занимаются свиньи. По улочкам маленьких деревень, которые мы встречаем на своем пути, вприпрыжку скачут поросята. Унылые пейзажи сопровождают нас часа три вплоть до развилки: одна из дорог уходит на Кочабамбу, другая на Потоси.


Фото3 Ресторан у развилки
3. Ресторан у развилки

Здесь мы делаем остановку. На развилке стоят сразу несколько столовок, которые хозяева гордо именуют ресторанами. Комплексный обед, мясная лапша и баранина с рисом, обходятся нам в 10 боливиано с человека (35 рублей), еще по 4 боливиано за поллитровую бутылку колы каждому. Обед не ахти, но ничуть не хуже, чем в московском общепите.
Вскоре после этой остановки пейзаж начинает меняться: плоскогорье плавно переходит в настоящий горный серпантин с вздымающимися вверх скалами. То и дело встречаются выходы вулканической породы, которые оживляют пейзаж. Но фотографии через стекло автобуса получаются плохо.


Фото4 Изредка попадаются поселки
4. Изредка попадаются поселки

Манера вождения в горах сначала удивляет и настораживает. Водитель, на первый взгляд, совершает необдуманные обгоны, разгоняется на спусках. Если в этом стареньком автобусе откажут тормоза, нас уже ничто не спасет от полета в 200-метровую пропасть. При обгонах грузовиков на подъемах салон наполняется запахом паленой резины. Хочется напомнить водителю, что он управляет автобусом, а не болидом Формулы-1 и мы не на Гран-При Монако. Но вскоре приходит понимание, что водитель хорошо знает дорогу и очень четко представляет себе, где можно обгонять и ускоряться, а где нельзя. В некоторых местах он послушно тащиться за грузовиками со скоростью тридцать километров в час, не больше.


Фото5 Горы
5. Горы

Чем ближе к Кочабамбе, тем разнообразнее становятся горы, появляются все оттенки, от черного, к красному и желтому. Постепенно спускаемся вниз, здесь уже растут эвкалипты, трава становиться гуще, из нее выбиваются кактусы – цереусы и опунции. Наверное, в траве скрывается еще много чего интересного, но даже если добираться по этой дороге на рентованой машине, остановиться довольно трудно. Дорога узкая, автобус с трудом разъезжается со встречными грузовиками, кроме того, она изобилует закрытыми поворотами и на любом из них идущий вниз грузовик может просто снести встречную машину в пропасть.


Так, в сопровождении кактусов, въезжаем в пригород Кочабамбы - Киле-Киле. Это самое опасное место в стране, уровень преступности здесь самый высокий в Боливии. Иностранцам рекомендуют ходить группами, а по ночам вообще сюда не соваться. Днем относительно безопасно, можно лишь услышать в свой адрес пару ласковых, но если не отвечать, то этим все и закончится. Конечно, если приехать с пачкой долларов и размахивать ей, то возможны варианты. Хотя все это довольно условно. В основном, здесь происходят драки между молодежными группировками, которые вовлечены в торговлю наркотиками. Кочабамба является одним из перевалочных пунктов для наркоторговцев. Группировки часто устраивают разборки между собой, без стрельбы, но с драками. Туристы их мало интересуют. Ограбить могут, если срочно потребуются деньги, а турист своим видом демонстрирует, что он подходит на роль жертвы.
Кстати, в самой Кочабамбе не рекомендуют гулять в одиночку после 11-ти вечера. К этому времени на улицы выползают наркоманы, которых в городе предостаточно. Наркоманы везде одинаковы и готовы на разбой для того, чтобы достать денег на очередную дозу.
На автовокзале в Кочабамбе получаем свои рюкзаки и устраиваемся в отеле «Arasan», расположенном в двух минутах ходьбы и в прямой видимости от автовокзала. Отель неплохой, номер на двоих стоит 35 долларов в сутки с включенным действительно голодным завтраком. Номера чистые. Среди недостатков то, что в этом отеле нет интернета. Кроме того, лучше не брать номер с окнами на улицу или просить поселить повыше, этаже на шестом. Под окнами отеля со стороны улицы и автовокзала распложена бензоколонка, на которую посреди ночи приезжают большегрузные фуры. Их заправка сопровождается разнообразными шумами, которыми можно и мертвого разбудить. Первую ночь в этом отеле мы провели в номере на втором этаже, потом переехали на шестой.


Фото6 Отель
6. Отель

Бросив вещи и приняв душ, отправляемся гулять по городу. С наступлением темноты идем в ресторанчик, заказываем какую-то рыбу и темное пиво. Рыба оказывается очень жирной, а пиво – безалкогольным. Стоимость – 70 боливиано (230 рублей) на двоих. В расстройстве идем спать. Весь этот день я называю Хорхе Джорджем, а он меня Аленом. Спать ночью мешает бензоколонка, просыпаюсь в три часа ночи из-за нее и разницы во времени между Кочабамбой и Москвой. Уснуть до утра уже не могу.

***


Фото7 Автобус в Кочабамбе
7. Автобус в Кочабамбе

Впрочем, недосып ничуть не сказывается на моем самочувствии. Утром Кочабамба преображается: ночью прошел дождь, а в горах это был снег, который укрыл белым покрывалом окрестные вершины. Как и Ла-Пас, Кочабамба со всех сторон окружена горами. Воздух влажный и свежий, как в далекие советские времена в Москве, в весеннее утро в конце мая, когда уже встало солнце, а по улицам прошли поливальные машины. Не жарко и не холодно, просто здорово!


Фото8 Кочабамба
8. Кочабамба

С утра мы с Джорджем, который, почему-то, называет меня сегодня Александром вместо Алена, отправляемся на Прадо (El Prado) – главную улицу Кочабамбы. По пути наталкиваемся на маленькую лавку, хозяин которой вместе с женой торгует серебром. Переступив через порог я понимаю, что не уйду отсюда без покупки и дело даже не в качестве товара, хотя броши и кулоны очень хороши, а в атмосфере. Я вижу, что этому пожилому человеку очень хочется, до дрожи в руках, продать что-нибудь. Все ювелирные украшения в этой лавке сделаны его руками. Во время работы руки у него трястись не могут, иначе он не смог бы создать такой красоты. Я долго выбираю между брошками с изображениями индейцев, лам, тростниковых лодок на озере Титикака. Джордж подтверждает, что больше нигде в Боливии не видел подобных украшений, его слова не истина в последней инстанции, но и обманывать меня для него не имеет смысла: он приводил меня в магазины к своим знакомым только в Ла-Пасе, да и там договаривался о приличной скидке. В Кочабамбе Джордж не был несколько лет и никого здесь не знает. Я покупаю своей жене пару брошек (около пятисот рублей штука) и прошу хозяев лавки сфотографировать их. Прощаясь, хозяин с грустью говорит, что я больше нигде не куплю таких украшений – он последний мастер в Кочабамбе и никому не передал своего искусства, учеников у него нет.


Фото9 Хозяин ювелирной лавки
9. Хозяин ювелирной лавки

Дальше наш путь лежит через площадь, на которой расположена мэрия и городской кафедральный собор. Площадь с утра до вечера наполнена людьми: здесь назначают свидания влюбленные, здесь же проходят политические митинги. Сегодня в повестке выступления с осуждением журналистов, которые критикуют Эво Моралеса. Митингующие призывают не прислушиваться к мнению журналистов, выступающих против президента. Акция немногочисленная, рядом люди живут обычной жизнью, спят на скамейках, торгуют всякой всячиной, спешат по своим делам.


Фото10 Кафедральный собор
10. Кафедральный собор

Здесь же на площади получаю деньги из банкомата. До сегодняшнего дня я пользовался наличными, которые взял с собой. Теперь же пришла очередь воспользоваться карточкой. Случайно наталкиваюсь на банкомат BCP (www.bancodecredito.com.bo) и так и пользуюсь услугами этого банка до конца поездки. Координаты конкретного банкомата в Кочабамбе, в котором снимал деньги я – Gra Acha y Baptista N 210. Здесь же замечаем, что в Кочабамбе чистильщики обуви не прячут своих лиц, нет такой конкуренции, как в Ла-Пасе. Кроме того, подростков среди них нет, большинство мужчины лет от 35-40.

Фото11 Чистильщики обуви в Кочабамбе не прячут своих лиц
11. Чистильщики обуви в Кочабамбе не прячут своих лиц

Фото12 Город
12. Город

От площади до Эль Прадо несколько кварталов. Проходим их, любуясь старинной архитектурой города. Справедливости ради нужно сказать, что рядом со старыми домами понатыканы новые строения, но это вовсе не портит картину. На Эль Прадо все дороже, именно здесь расположены отели с номерами по 150 долларов за ночь – для Боливии немыслимые деньги. У домов припаркованы дорогие по местным меркам автомобили, хотя на всей Эль Прадо таких машин меньше чем утром в рабочий день на парковке у любого московского Ашана.
За Эль Прадо следят, в городе не хватает воды, но здесь поливают газоны, рабочие высаживают цветы. Замечаем забегаловку «Бургер Кинг».


Фото14 Эль Прадо
13. Эль Прадо

Фото15 Обратите внимание на использование кругляка
14. Обратите внимание на использование кругляка

Фото16 Без памятника Боливару не обходится ни один город
15. Без памятника Боливару не обходится ни один город

- Макдоналдсов у нас нет, - поясняет Хорхе, - зато вот рестораны «Бургер Кинг» на каждом углу.
Потом нам попадается рыбный ресторан, самое время подкрепиться. Заходим внутрь, но вблизи ресторан не производит впечатления, грязные прожженные сигаретами скатерти, официанты попрятались где-то внутри. Смотрю на Джорджа, он понимает меня без слов:
- Поехали отсюда, еда здесь такая же как везде, а дерут втридорога, - говорит Джордж. Давай лучше сходим в ресторан к президентам.


Фото17 Пальмы вонзаются в небо
16. Пальмы вонзаются в небо

Фото18 Памятник луне соседствует с  Бургер Кинг
17. Памятник Луне соседствует с Бургер Кинг

Ловим такси, но приезжая на место узнаем, что ресторан переехал. Правда, соседи тут же называют новый адрес. Еще пять минут и мы на месте. В этот ресторан, который в нашем, российском, понимании является не больше чем забегаловкой, заходили многие президенты. Доказательством тому фотографии хозяина заведения со множеством известных людей. Есть здесь и фото нынешнего президента Боливии Эво Моралеса. Джордж говорит, что здесь бывал даже Фидель Кастро, но в ресторане, почему-то, он на фотографии один, без хозяина заведения. Да и фото Фиделя заслоняют придвинутые к стене, стоящие друг на друге столы. Видимо он уже больше не в почете.


Фото19 В ресторане
18. В ресторане

Фирменное блюдо ресторана – жареная утка.
- Давай закажем половину на двоих, - говорит Джордж. – Порции здесь большие, кроме того, принято все доедать до конца, иначе можно обидеть хозяйку.
Кроме пива заказываем местную красную чичу (chicha) – кукурузную брагу. В брагу добавляют сахар, поэтому получается довольно забористый алкогольный напиток. Пьют его из кружек, calitas, выполненных в форме женских тел. Чичу в таких кружках подают исключительно мужчинам. Когда они чокаются кружками, то ударяют их друг о друга сначала передними сторонами, а потом задними, приговаривая «teta con teta, poto con poto». Думаю, понятно без перевода. Женщинам подают кружки в виде обнаженных мужчин. На вопрос о том, что говорят женщины, когда чокаются такими кружками, Джордж засмеялся и ответил, что женщины в Боливии воспитаны лучше мужчин, поэтому говорят просто «salut». На стене висит объявление, не больше пяти колитос на одного, чтобы посетители не напивались. Причем одна из надписей гласит «не больше пяти кружек на человека», а вторая - «не больше пяти кружек на голову». Видимо, по мере опьянения посетителей начинают считать по головам, как рогатый скот.


Фото20 Не больше пяти кружек на человека
19. Не больше пяти кружек на человека

Фото21 ... на голову
20. ... на голову

Утка действительно очень вкусная, половины хватает на двоих и приходится еще два раза заказывать чичу, чтобы запить всю еду. Покончив с уткой, рассчитываюсь и прошу Джорджа попросить карточку этого заведения. Он и сам хотел это сделать, но теперь говорит мне, а попроси у хозяйки сам, и мы выучиваем походящую фразу. Хозяйке приятно, что гринго обращается к ней по-испански. Она говорит, что карточки на втором этаже, и она сейчас принесет мне одну. Приносит сразу десяток, пожимает руку и зовет приходить еще. Хозяин сидит тут же, но он очень стар и обращается мало внимания на происходящее, занятый собственными мыслями. Может быть, вспоминает времена, когда он был молод и к нему в ресторан приезжал Фидель. Ресторан «Melgarejo I», 27 de Agosto, Zona Osorio, telf. 425-50-10, рекомендую. Наш обед обошелся нам в 62 боливиано (210 рублей) на двоих. Есть еще рестораны «Melgarejo II» и «Melgarejo III», но я там не был, поэтому рекомендовать не могу.


Дальше мы отправляемся к статуе Иисуса Христа - Cristo de la Concordia. Это реплика бразильской статуи, LP утверждает, что она на несколько сантиметров выше, чем в Рио-де-Жанейро. В путеводителе написано, что высота бразильской статуи ровно 33 метра, по метру на каждый год жизни Христа, а в Кочабамбе 33 метра и несколько сантиметров, мол, кочабамбинцы утверждают, что Иисус прожил чуть больше 33 лет.

Фото22 Самая-самая
21. Самая-самая

Фото23 Cristo de la Concordia
22. Cristo de la Concordia

Вообще-то, статуя открыта для посещений только по субботам и воскресеньям, в остальные дни подъемник закрыт и можно лишь топать до нее по извилистому горному серпантину километра два-три пешком. Но несколько боливиано, которые таксист дает тетке, дежурящей на шлагбауме, решают вопрос. Сам он получает за свои услуги 35 боливиано (165 рублей), за эти деньги довозит нас до статуи, ждет, потом отвозит обратно в город.
На вершине горы, с которой вся Кочабамба как на ладони, внезапно накатывают чувства. Проклятая чича делает свое дело. Я нахожусь в самом сердце Латинской Америки, у статуи Cristo de la Concordia на высоте больше трех тысяч метров, меня обдувает легкий «зимний» ветерок. Такие минуты помнишь до конца жизни, хочется просто стоять, подставив лицо ветру. Но пора продолжать нашу экскурсионную программу. Мы направляемся в Сипе-Сипе, где расположена церковь с единственным в стране черным образом распятого Христа, а по пути заскочим в Киле-Киле, самый криминальный район Боливии.


Фото25
23. Церковь в Сипе-Сипе

Фото26
24. Черное распятие

Предыдущую часть рассказа о Боливии "Индеец Джордж" читайте здесь
promo resvon april 26, 2013 21:33 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Формация Бургес-Шейл хранит одно из самых значительных отложений останков ископаемых животных. Группа палеонтологов раскинула лагерь высоко на рыхлом склоне, рядом с богатейшими отложениями окаменелостей. Бургес-Шейл находится на хребте Фоссил, между горами Маунт-филд и Уапта в Британской…